Тайская чечня

Тайская чечня

Мало кто из туристов знает что на Крайнем Юге Таиланда есть своя небольшая «чечня», где практически ежедневно звучат выстрелы и взрывы, а местные исламские сепаратисты нападают не только на солдат и полицейских, но и на буддийские монастыри. О том, как живется монахам в условиях войны и как складывается жизнь в южных провинциях, рассказывается в этом материале.

Колючая проволока по периметру, баррикады из мешков с песком, вооруженные до зубов солдаты — это вовсе не армейский укрепрайон, это типичный облик буддийского монастыря в южном Таиланде. Как же сочетаются буддийские миролюбие и терпимость с колючей проволокой, автоматами и пулеметами прямо на территории храмов?

Ответ прост: без этой защиты монахов бы убили, а храмы и монастыри разграбили и сожгли бы. Кто? Мусульмане.

Немного истории

Крайним Югом в Таиланде принято называть три провинции — Нараттиват, Паттани и Яла. Они находятся вдалеке от туристических троп на границе с Малайзией. Населены эти провинции преимущественно мусульманами, в то время как 95% населения Таиланда исповедует буддизм.

До конца девятнадцатого века данные земли были независимы от Таиланда и составляли султанат Паттани. Но затем тайцы присоединили их к себе. Соответствующий договор о границе был в 1909 году подписан с Великобританией — в то время современная Малайзия была английской колонией.

До 2004 года сепаратистские настроения на Крайнем Юге периодически вспыхивали, однако до полномасштабной партизанской войны дело не доходило. Все изменилось семь лет назад.

К тому времени исламские сепаратисты в Нараттиват, Паттани и Яле сумели создать боеспособные отряды и заручиться поддержкой международных террористических организаций — в частности, в ЦРУ уверены в связях тайских исламистов с печально известной «Аль-Каидой». И началась «тайская чечня»…

В общей сложности, за последние семь лет от рук мусульманских террористов на Крайнем Юге Таиланда погибли более пяти тысяч человек. Чаще всего исламисты нападают на представителей государства — военных, полицейских, учителей и буддийских монахов.

Нападать на вооруженных солдат или полицейских опасно — ну а вдруг как в ответ выстрелят? Поэтому мусульманские террористы предпочитают школьных учителей и буддийских монахов — и те, и другие также представляют ненавистное им тайское государство, ведь учителя — это госслужащие, а буддизм является национальной религией Таиланда.

Чтобы избежать полного истребления учителей и монахов, их под свою защиту взяли военные. Вооруженные солдаты охраняют школы и монастыри и сопровождают учителей и монахов.

Казарма в храме

Буддийский монастырь Ват Лак Мыанг находится всего в паре километров от центра города Паттани, столицы одноименной провинции. Это типичный монастырь Южного Таиланда.

Вход и периметр охраняют автоматчики. Вокруг ступы (главной святыни монастыря) построены настоящие казармы. В монастырском дворе припаркованы военные грузовики и джипы, вооруженные пулеметами. И между них по своим делам бродят монахи в шафрановых робах.

В Ват Лак Мыанг живут всего восемь монахов. Это тоже типично для южных провинций — немногие монахи согласны быть круглые сутки под угрозой нападения исламских террористов. Да и самих буддистов здесь от силы (по разным оценкам) 15-20% населения, а остальные — мусульмане. Неудивительно, что мечети доминируют над ватами.

Солдаты, базирующиеся в Ват Лак Мыанг, не ограничиваются только защитой монастыря. Они также выезжают на патрулирование прилегающих кварталов, они сопровождают школьных учителей по дороге на работу и обратно. А еще они обязаны сопровождать монахов в то время, когда те собирают подаяние.

В Таиланде принято, что буддийские монахи рано утром обходят окрестности монастыря, а люди жертвуют им еду. По всей стране вы можете увидеть целые процессии монахов, собирающих подаяние.

А вот в южных провинциях картина выглядит иначе — по улице идут два монаха, а вокруг них ка минимум четверо автоматчиков. Это необходимо, иначе монахи не вернутся в монастырь живыми. Солдаты держат на прицеле каждого прохожего, каждый автомобиль и мотобайк, каждый дом. Иногда им приходится даже блокировать полностью ту или иную улицу, чтобы монахи могли собирать подаяние.


«Конечно, это плохо» — комментирует данную ситуацию один местных торговцев, который только что вручил еду молодому монаху и получил его благословение — «Но с другой стороны, в этом нет ничего плохого с точки зрения буддизма. Монахи и мирные жители нуждаются в защите военных».

Джихад?

«Из того, что солдаты живут вместе с монахами, не надо делать вывод, что здесь идет религиозная война» — убеждает генерал-майор Акра Типроч, заместитель командующего армией в данном регионе — «Мы пришли сюда не для того, чтобы воевать. Для нас монастырь — это просто место, которое мы используем для базирования, и одновременно мы защищаем монахов и местное население».

Но ему возражают независимые наблюдатели. «Милитаризация буддийских храмов и монастырей только усиливает убеждение в том, что здесь идет война между двумя религиями — буддизмом и исламом» — уверен Дункан МакКарго из университета Лидс (Великобритания), который много лет изучает ситуацию в Южном Таиланде.

Профессор МакКарго добавляет, что нельзя забывать о том, что многие из солдат сами были буддийскими монахами в прошлом. Дело в том, что в Таиланде есть такой обычай: каждый мужчина в своей жизни должен хотя бы месяц провести в монастыре. И очень часто тайские мужчины это делают в юности — например, когда умирает бабушка или дедушка. А потом эти бывшие монахи приезжают в качестве солдат в мусульманские провинции и, конечно же, они вольно или невольно становятся на сторону местных монахов, хотя теоретически должны защищать все население вне зависимости от веры — сетует профессор МакКарго.

Также британский эксперт указывает на то, что в южных провинциях есть и буддийские отряды самообороны. Фактически это нелегальные вооруженные формирования, которые с точки зрения закона мало чем отличаются от исламских террористов. И часто эти отряды самообороны базируются в сельских буддийских монастырях. Бывает так, что ими руководят местные монахи. Разумеется, все это не добавляет мира в настроения мусульманского большинства данного региона.

Впрочем, сами монахи не жалуются на присутствие армии. «Все в порядке, ведь монахи живут с монахами, а солдаты с солдатами, пусть и по соседству» — говорит Пипит Ваваканкосон, настоятель монастыря Тунг Кха в провинции Нараттиват — «Многие буддийские храмы и монастыри взрывали, сжигали, обстреливали, многих монахов убили. Я думаю, что это хорошо, что солдаты здесь рядом с нами. Они могут защитить мирных жителей».

«Однако на мечети в южных провинциях Таиланда тоже совершались нападения, там происходили и убийства, вплоть до массовых» — указывает профессор МакКарго — «Но почему-то солдаты не охраняют мечети».

Религия является одним из трех краеугольных камней конституции Таиланда — наравне с народом и монархией. И никто не сомневается, что де-факто буддизм является не просто национальной, а даже государственной религией Таиланда.

«Присутствие солдат в большинстве, если не во всех монастырях в этом регионе означает, что монастыри представляют государство» — говорит Сисомпоп Читпиромси, директор тайской общественной организации Deep South Watch, которая занимается мониторингом ситуации на Крайнем Юге Таиланда — «Когда армия защищает буддийские монастыри, то получается,
что государство становится частью насилия, происходящего здесь».

Но буддисты Крайнего Юга вряд ли согласятся с такими доводами. 66-летняя Опат Йенбут живет вместо со своим мужем прямо напротив монастыря Тунг Кха. «Видите вон тот дом рядом?» — показывает она — «Его хозяев, всю семью убили три года назад, когда они выехали за пределы деревни на свою каучуковую плантацию. С тех пор, как у нас в деревне появились солдаты, мы стали спать спокойнее».

Есть выход?

Российскому читателю, следящему за новостями с Северного Кавказа последние два десятилетия, вся эта история с Крайним Югом Таиланда должна показаться знакомой. Так же, как и у нас на Родине, здесь тоже власти толком не знают, как решить данную проблему.

Г-жа Йинглак Чинават, ставшая премьер-министром Таиланда в начале августа, во время своей предвыборной кампании заявляла о намерении предоставить трем южным провинциям особый административный статус — наподобие того, какой имеют Бангкок и Паттайя. Мол, это поможет понизить градус сепаратизма в регионе.

Произойдет ли это и поможет ли — покажет уже ближайшее будущее. Ну а пока тайские военные и буддийские монахи будут жить под одной крышей.

P.S.: Специально дополнительно поясним: эти три мусульманские провинции Нараттиват, Паттани и Яла находятся очень, очень далеко от основных курортов Таиланда. Действия исламских террористов, к счастью, ограничиваются только тем регионом. Поэтому если кто из иностранцев от их рук и может пострадать, так только гости из соседней Малайзии.




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


На сайте включена обязательная премодерация всех сообщений!